Феникс

Защитник из Останкино. «Непечатные» цитаты о войне

"Он еще Слишком молодой для медали Героя Советского Союза..."
- из воспоминаний Валентина Бармина о его несостоявшемся награждении.



     (Фото: Thomson Reuters / автор: Максим Змеев. Апрель 2015 )

Валентин Сергеевич Бармин, ветеран Великой отечественной войны, участник легендарных штурмов Кенигсберга и Берлина. В недавнем прошлом выдающийся врач – рентгенолог, автор многочисленных научных публикаций и трудов по медицине. Почетный житель московского района Останкино. В этом году ему исполнилось 90 лет.
(фото : ARTE - ARD / автор : Mathias Haentjes, ноябрь 2013)

В День Победы, автор этого блога навестил в очередной раз героя той страшной, и кажется, уже забываемой нами постепенно войны, Валентина Бармина, чтобы запечатлеть его самые яркие воспоминания о том далеком времени.

                                   

--- "Главное на сегодня, что война кончилась..."




О смерти

--- "Если смотреть смерти в глаза, то она отвернется...А если попытаться убежать от нее, то она тебя тут же настигнет. Этот принцип я исповедовал и в мирное время. На войне смерть не страшна. К ней привыкаешь, потому что почти каждый день ты видишь, как погибают твои товарищи. На войне страшнее остаться искалеченным на всю жизнь...Я видел, как тяжело приходилось жить инвалидам после войны."

(На фото изображен молодой 18-летний красноармеец Валентин Бармин 2 мая 1945 года на одном из разбомбленных германских дотов неподалеку от Берлина. Автор: Евгений Родионов, однополчанин Валентина Бармина)


О международных отношениях


--- "Когда мы встретились с американцами на Эльбе, они нам постоянно повторяли только одну фразу: "Рубль, please". Очень хотели посмотреть, почему-то, на советские рубли. Держали в руках доллары, в качестве разменного сувенира. Кто-то из товарищей отдал им, все же, советские рубли. Сейчас уже точно не вспомню, но у тех однополчан, кто "поменял рубли на валюту" - у них начались "проблемы".  Я же ничего не менял, а просто в качестве угощения предложил им тушенку и некоторые наши вещи из обмундирования на память, которые, кстати, нам поставлялись от них же по лендлизу...Но они брезгливо отказались, засмеявшись и сказав тогда непонятное для меня слово : "Quality"... Много лет спустя я осознал, что они поставляли нам то, что им было не нужно - просто хлам."

О страхе

---" Единственное, что было поистине страшно  для меня на войне и для многих из нас - это оказаться в плену... Как-то раз, ночью, немецкие лазутчики утащили к себе несколько наших товарищей. Контразведчики просто неистовствовали. Допрашивали всех, кто так или иначе мог понести за это наказание, а также тех, кто с плененными часто общался. Это страшно... А для родных такого солдата последствия об известии о плене своего сына или отца оказывались страшнее, чем похоронка. Поэтому каждый раз, просыпаясь и слышав родную русскую речь, я радовался, как ребенок".



О бюрократии

--- "Одним из самых ярких моментов войны для меня стал неравный бой один на один с довольно большим отрядом немцев - человек 20, зимой 1945. Тогда при наступлении наших войск в Восточной Прусии в районе Эшенау, насколько я помню, наш батальон угодил в засаду. Попали под минометный обстрел. Нашего командира и с десяток человек тяжело ранили. Однако приказ о дальнейшем наступлении нарушать было нельзя и отбив атаку немцев, наш батальон двинулся дальше. Мне же пришлось ненадолго задержаться. Как медик я перевязывал и отправлял раненных в безопасное место. Тем самым, я отстал на приличное расстояние от своих и тут...Появилась огромная вереница немцев на горизонте. Я быстро перетащил всех раненных за укрытие. Сам же я спрятался за небольшим камнем и стал отстреливаться одиночными выстрелами, пока не кончились патроны... В меня тоже начали стрелять, потом прилетели гранаты. В ответ я тоже кинул несколько и все затихло...Меня трясло и бросало в пот, руки и ноги обмякли, я задыхался...Перед глазами плыло все. В крови зашкаливал адреналин... Сильно саднила нога в которую ранили...Я видел как много вражеских солдат шло в мою сторону, когда прыгал в укрытие. Патрон и гранат у меня не оставалось. Выждав несколько минут, я достал нож и думал пойти в рукопашную, если помирать, то по геройски - крутилось у меня в голове...И как только я неуверенно выглянул в сторону немцев из своего каменного "укрытия", меня сзади схватили чьи-то сильные руки. Тогда автоматически я развернулся и хотел ударить ножом, но это был...наш солдат, который улыбаясь сказал - "ну ты герой...а чего на своих кидаешься...? Немцы - то все, смотри - лежат, твоих рук дело ? " . Тогда я обмяк окончательно - сильнейший стресс - просто сел и потерял сознание... ...Оказалось я в одиночку отбил попытку контрнаступления немецкой пехоты. С десяток вражеских солдат уничтожил, остальные немцы убежали...Тогда же меня все однополчане хотели представить к награде Героя Советского Союза, но командование сочло меня "слишком молодым для звания Героя" - мне тогда только-только 18 лет исполнилось."


О благодарности

--- "Немцы обычные люди, такие же как и мы. Конечно, тогда нас накачивали , что это нелюди, фашисты и враги всего человеческого рода. Но в какой-то степени их гнали на войну, которую развязал Гитлер. Они также, как и мы не хотели воевать и умирать. Освобождая города и села, мы видели много горечи, страданий, разрушений. Но это война и ничего тут не поделаешь. И непонятно было, кто это все разрушил, то ли они, когда наступали - или мы, когда отбивали. В мае 1945 года, уже когда в весеннем воздухе витал запах долгожданной Победы, мы с однополчанами, попали под небольшой обстрел в окрестностях Берлина. Оказалось, что раненный и истекающий кровью немец достреливал последние патроны своего шмайсера. Мы укрылись. И переждав стрельбу, приблизились к нему. Он лежал на траве под деревом: весь грязный, потрепанный и изнеможденный - трясущимися от страха и боли руками наставил на нас свой автомат. Я отобрал его оружие, перевязал его, сделал ему укол. Мы подняли его под локотки и сказали ему "Gehe nach Hause" - указав в сторону пункта по сбору пленных неподалеку...Он сильно хромая, побрел в том направлении, но через несколько мгновений развернулся и поковылял обратно в нашу сторону. Тогда я уже наставив на него свой автомат, сказал ему грубо: "Иди отсюда, вон туда". А он молча и слегка улыбаясь, превозмогая боль и усталость, достал из своего кармана наручные часы и отдал их мне, сказав тихо и хрипло - "Danke". Вот так у меня появились настоящие швейцарские часы. Я все время с тех пор очень хотел найти этого человека. Очень надеюсь, что жизнь после войны у него сложилась хорошо."


О мотивации

--- "Со своей супругой я познакомился спустя некоторое время после войны. Она уже была студенткой, а я все еще служил в армии. В один из дней, когда мы гуляли по парку, вместе с друзьями, я услышал, как кто-то из ее подруг небрежно и тихо бросил в мою сторону слова - "И что она нашла такого в этом лейтенантишке? Лучше б студента выбрала..." - Так я понял, что нужно что-то менять. Демобилизовавшись, я приложил неимоверные усилия, чтобы поступить в медицинский институт. Позднее, я был всегда благодарен своей супруге за тот судьбоносный день в парке. Так я стал врачом, но это уже другая история..."


Post scriptum...


В 2013 году, благодаря стараниям автора этого блога, франко-германский телеканал ARTE и первое телевидение Германии ARD запечатлели воспоминания о войне этого замечательного человека для многомиллионной европейской аудитории. Фильм вышел в 2015 году.

Немногим позднее, к 70-й годовщине великой Победы, благодаря коллегам из Thomson Reuters, весь мир увидел прекрасную фотосессию советских ветеранов той ужасной войны. Одним из героев стал и Валентин Сергеевич Бармин

................................................................................

После демобилизации в 1948 году, в звании младшего лейтенанта, Валентин Сергеевич, как он сам признается, начал новую жизнь.Однако все так же продолжал спасать и защищать людей, став врачом. Он прошел долгий и тернистый путь от фельдшера до заведующего отделением в городской больнице, успев поработать в Костроме, Дмитрове, Икше, Марфино, Долгопрудном, чтобы навсегда осесть в Москве, откуда в 1943 году и начался его геройский боевой путь воинской славы.

(фото с сайта "russian.rt.com")

     Сегодня, Валентин Сергеевич проживает в московском районе Останкино. В свои 90 лет, он ведет активную общественную деятельность: ему регулярно звонят его, к сожалению, уже немногочисленные друзья и однополчане. О нем пишут местные газеты и политические организации, его приглашают выступать перед молодым поколением в школах, университетах и различных общественных организациях. Его семья, дети и внуки заботятся о нем. Ему не на что жаловаться. Ему грустно только о том, что прожив яркую и насыщенную событиями жизнь он, с высоты своих лет и опыта, так и не нашел ответа на философский вопрос - Зачем и кому нужны все эти кровавые войны, когда можно просто жить и радоваться каждому новому дню…Сегодняшним поколениям он хочет донести только одно: «Цените каждое мгновение своей жизни, потому что жить – это прекрасно».