В космос на легковушке...

Longread о том, как четверо ребят поехали дикарём на машине на космодром Байконур и сделали крутой фоторепортаж о своем дерзком путешествии.

Цитата : «Идея — двигатель прогресса» имеет обратную силу. Как только ты начинаешь реализовывать все, что приходит тебе в голову — идей сыпетс"я еще больше. Прогресс начинается с одного звонка. Два длинных гудка, сонный голос, приветствие. Мужик, слушай, у меня к тебе весьма неожиданный вопрос: ты случайно не хочешь на Байконур? — Случайно хочу."
Ровно через две недели четверо авантюристов встречаются в Москве и рассаживаются по машине. Предстоит долгий путь: чуть меньше, чем до Парижа, но сильно больше, чем до Питера. В программе: посещение цехов с настоящими космическими аппаратами легендарной программы «Энергия-Буран», просмотр запуска ракеты с космонавтами с расстояния почти 2 км, а также море приключений (ну куда же без них!) — и все это: собственными силами, без туров и экскурсий, пропусков и разрешений.
Байконур находится в 2500км от Москвы и добраться туда на машине — самый простой и бюджетный способ. Самолеты до Байконура не летают, а те, что летают — перевозят работников Космодрома. Естественно, попасть в такой самолет (если ты, конечно, не обладаешь определенными знакомствами) невозможно. Поезда же ходят с достаточно неудобным графиком и, как правило, дорого. Более того: добираясь общественным транспортом, ты почти втрое увеличиваешь и без того огромное расстояние, которое нужно преодолеть пешим ходом по пустыне. Выбор очевиден: машина...

Все до последнего момента не могли решиться — ехать или нет, у каждого были проблемы с учебой/работой да и в целом дел по горло. Оставалась неделя до поездки и решение ехать все же было принято! Надо отметить, что поездка получилась максимально спонтанной. Никто ничего не планировал заранее: все просто пособирали свои вещи и тронулись в путь.
Старт был положен в вечер воскресенья. Ночью мы долетели до Нижнего Новогорода, а уже на рассвете были в Ульяновске. Из забавного: просыпаюсь я от стального голоса навигатора: «Камера на 70». И именно в этот момент водителю взбрело в голову поговорить с ним по душам: «Бл#*ь, какой нафиг 70?! Я еду все 170!». Без всяких ночёвок и отдыхов наша команда сразу рванула в Оренбург, куда удалось добраться до заката. Только в нем мы решили заночевать.
Существует множество мнений, по поводу тамошних дорог, мы же поделимся своим. Сначала ты едешь 170 км/ч по монотонной дороге, едешь часа два. Как только внимание притупляется — справа на дороге пролетает знак «опасный участок дороги», естественно, на него ты как-то не обращаешь особого внимания и едешь себе дальше в том же темпе. Через пол километра, сразу за горкой, тебя приветствует здоровенная яма, об которую машина со всей дури бьется днищем, а сразу после — километров 7 раздолбанной дороги с кучей ям. Так и едешь, надеясь на лучшее.
Через 2 часа мы настигли границу. Для ее пересечения достаточно паспорта РФ, так как между Россией и Казахстаном заключено соглашение. На границе вам выдадут небольшой миграционный талон, который нужно заполнить, после у вас будет 30 суток для пребывания на территории Казахстана. Загранпаспорт избавляет от необходимости заполнять данный талон, но не ускоряет процедуру пограничного контроля. Мы же потратили на прохождение границы не более часа, так как на ней совсем не было очереди.
Помню, как преобразились окружающие пейзажи после пересечения границы Белоруссии с Польшей. Дороги стали еще ровнее, домики ухоженными, столбы ровными, а на столбах вили гнезда ястребы. Даже воздух — и тот, казалось, стал намного свежее. С Казахстаном ситуация кардинально иная. Как только мы выехали с последнего КПП, первое, на что упал наш взгляд, это огромная свалка мусора равномерно распределенная по всей площади дороги и еще немного — по обочине. Неплохая такая визитная карточка — подумали мы. А из приятного: уже через 100 км начались верблюды!
Вместе с верблюдами началось другое, не менее интересное явление: появились миражи. На дороге, в ясную жаркую погоду, метров в 700-ста впереди, то и дело появлялись средние и большие лужи воды, а через 5 секунд — исчезали. Удивительная все таки штука, природа! Когда мы подъезжали к Байконуру, на часах было около 11 вечера. Дальнейший план действий был до невозможности простым: свернуть в пустыню там, где расстояние до цехов меньше, и проехать на машине столько, сколько это вообще возможно. После — бросить машину в пустыне и пойти пешком. Поскольку был риск, что наш экипаж заметят с территории космодрома — нам нельзя было ехать со включенными фарами. Этот кейс мы решили весьма интересным способом: приклеив под бампер автомобиля светодиодную ленту. Однако ее света было недостаточно, поэтому одному из нас пришлось вылезти в окно и подсвечивать дорогу фонариком. После того, как мы проехали 2,5 км, наша машина увязла в песке. С трудом вытолкав ее, команда расселась по своим местам и двинулась дальше, однако радость продолжалась всего 100 метров. На этот раз автомобиль застрял с концами. На часах полночь. До запуска оставалось чуть больше 1,5 суток, а это значит что у нас есть всего 2 ночи, чтобы добраться до точки, откуда мы планировали наблюдать за запуском. Ну что, в путь?
Мы сложили рюкзаки и двинулись по GPS навигатору в сторону единственного на космодроме цеха, высотой с 15-этажный дом. Так сложилось, что он находится на расстоянии всего 2,5 км от площадки «Гагаринский старт», с которой и будет происходить запуск. Ну не везение ли? Фонарики, которые у нас были, перекочевали в рюкзаки. Пользоваться ими нельзя. Идея была в том, что со временем наши глаза привыкнут к свету звезд и можно будет комфортно перемещаться по пустыне. Звезды были просто фантастические, когда закидываешь голову на небо, кажется, что они способны ослепить своим сиянием, однако ты переводишь взгляд на горизонт и снова оказываешься в полном мраке.
Впервые остановились, если это можно так назвать. Двоим нужно было завязать шнурки. Стоянка продолжалась 1 минуту и 20 секунд. Мысли: С погодой нам повезло почти также, как и с площадкой запуска. Днём солнце и +20, ночью +5/+7, без осадков. Эти условия были просто идеальными для нашей поездки. Несмотря на то, что +5 это ещё довольно таки холодно, пока ты двигаешься — температура не ощущается вообще. Вернее, наоборот — холодный ветерок, периодически задувающий в лицо, подбадривает и освежает. Пить не хотелось вообще. Условия были максимально комфортными, пока пройденное расстояние и время на часах не начали напоминать о себе. Сперва мы поняли, что смотреть под ноги, пытаясь разглядеть кочки и ямы — абсолютно бесполезное занятие. Рельеф был достаточно ровный, за исключением нор пресмыкающихся и невысоких колючек. Но они не доставляли сильных неудобств, хоть и немного бесили. А вот когда ты пытаешься разглядеть что-то под ногами, ты: а) сбиваешься с курса б) теряешь баланс равновесия. В общем, лучше просто идти и смотреть вперед. Все равно ничего не видно.
Мы слегка устали, но каждый понимал что останавливаться — не вариант. Все были налегке и навеселе. Шли довольно ровно, со средней скоростью 6 км/ч (данные с GPS-трека). Переговаривались, шутили, матерились каждый раз, как в кроссовки попадали колючки. С самого начала пути вся команда почему-то все время косила в правую сторону и отклонялась от курса где то на 10 градусов. Мы сверяли азимут каждые 1,5 км, восстанавливали курс и шли дальше. Наконец, раза с 5-го, все научились идти в нужную сторону почти не отклоняясь от курса.
Один из персонажей решил выбить себе отдых хитростью. Когда мы в очередной раз остановились перевязать шнурки (на этот раз — двойным узлом), парень просто упал на землю и, смеясь, сказал что не встанет. Мы вчетвером подняли его на ноги и продолжили маршрут. На все было потрачено 2 минуты 15 секунд. Внезапно пришло осознание, что нас стали покидать силы. Энтузиазм тоже порядком сократился. Мы почти перестали разговаривать, все просто шли молча, ожидая, когда же в чертах горизонта появятся хоть какие-нибудь признаки космодрома.
Кто бы мог подумать. На горизонте впервые появились очертания космодрома. Это были руины какого-то комплекса. Теперь все ждали только одного: середины пути, точки в 12,5 км (+1,5 км = 14 км из 28 км), на которой был запланирован получасовой отдых. Время текло чудовищно медленно. С каждым пройденным метром складывалось ощущение, что еще пару шагов — и ты точно потеряешь сознание. Казалось, мы никогда не настигнем половину пути. А если и настигнем — было совершенно непонятно, как преодолевать оставшееся расстояние. Занавес.
С трудом верилось, что этот момент наступил. Каждый из нас хотел есть и пить, но вместо этого все рухнули на землю как убитые. Те двое, у кого были самые тяжелые рюкзаки, просто вырубились и уснули, даже не подложив ничего под задницы. Прям так, прямо на земле. Через 15 минут один из них проснулся. Картина была следующая: один спит как убитый, трое сидят без сил, категорически не одупляя что происходит, не в состоянии ни чай заварить, ни пожрать достать, и лишь один бегает вокруг и снимает всю эту канитель на фоне звезд. И откуда у него столько сил? (ах, да, из за веса рюкзака). Тот, что поспал 15 минут, оказался единственным, кто нашел в себе силы достать из рюкзака печенье. 4-ро набросились на него, как на добычу, а 5-й продолжал спать. Это бы были самые счастливые 30 минут путешествия по пустыне, если бы не одно маленькое но: +5 градусов тепла. Это «но» ощутили на себе все.
.
Следующие 6,5 км пролетели почти незаметно. Холод притупил боль, а к отдохнувшей команде снова вернулся энтузиазм. И все бы хорошо, да вот только солнце уже взошло. Космодром-то мы настигли, но до цеха еще идти и идти. По левую руку мелькали руины очистных сооружений, первая конструкция, относящаяся к космодрому, которую мы увидели еще в сумерках.
Ров… Холм… Асфальт… Ров… Овраг?! Я не знаю как так вышло, но сразу после главной дороги, нас вежливо поприветствовал небольшой, но относительно глубокий овраг, из которого пятерых авантюристов ну точно никак не будет видно. Мы не шли целенаправленно на него. Мы вообще не догадывались о его существовании. Однако он стал идеальной промежуточной точкой нашей перебежки. Это была удача №2 (О первой удаче будет рассказано в конце поста). Ну все, теперь официально можно считать, что мы на космодроме Байконур!
Мы добежали до самого дна оврага и упали, чтобы перевести дыхание. 6 минут мы просто лежали и смотрели то на небо, то друг на друга. Осознание того, что уже утро и пора что-нибудь придумывать, заставило нас подняться. Космодром ожил. С одной стороны, можно было бы на пофиг дойти до нужной точки, но этот вариант казался нам не совсем рабочим из за туристических рюкзаков за плечами. Очевидно, что мы бы явно выделились на фоне общего пейзажа работников Роскосмоса. Оставалось одно: найти точку, где мы сможем переночевать (что?!) поспать пока не стемнеет. Тут нас настигла Удача №3. Мы вышли из оврага, прошли в сторону цехов еще 2 км и увидели заброшенный военный городок, совсем как в Припяти.
В 1950 году, когда было решено начать строительство космодрома в казахских степях, для обмана возможных противников в поселке Байконур Карагандинской области был построен еще один деревянный космодром. После запуска корабля «Восток-1» на борту с Гагариным именем «Байконур» был назван настоящий космодром, который находился в 300 километрах от этого поселка. Космодром «Байконур» имеет собственную столицу – это город Байконур. Этот город строился как поселок для испытателей с 1955 года параллельно со значимыми специальными объектами полигона. За всю историю космодрома с него на орбиту вылетело более 130 зарубежных и отечественных космонавтов. За 50 лет на космодроме «Байконур» стартовало более 1500 космических аппаратов разного назначения и более 100 межконтинентальных баллистических ракет, испытано 38 самых основных видов ракет, более 80 видов космических аппаратов и их модификаций. Город Байконур ранее назывался городом «Ленинск». Эта земля прославилась не только победами, но и ракетами, потерпевшими крушение ценой жизни сотней людей.
Нет окон, нет дверей, только голые стены зданий. Создавалось ощущение, что он недостроен, однако это далеко не так. В нем когда-то жили люди.
Тем временем суеты на космодроме стало слишком много: машины ездили каждые пять минут, на площадках, которые были в зоне нашей видимости, копошились люди. Еще бы: до запуска оставалось чуть больше суток. Как итог: до недостроенных зданий мы добирались чуть ли не ползком.
Несмотря на то, что все были в буквальном смысле слова убитыми — этот городок вызвал в каждом из нас море эмоций. Это не передать, когда ты стоишь между двумя зданиями, вокруг которых степь, порывы ветра продувают оба из них насквозь, и то на одном, то на другом, раздаются одиночные звуки неизбежно возрастающей энтропии…
Подививись пару минут этим зрелищем, мы двинулись внутрь дома. Местом привала был выбран последний этаж, так как с него хорошо была видна окружающая обстановка. Команда разложила вещи, постелила пенки и закуталась в спальники. Двое уснули сразу, трое жевали изюм и пытались переварить все, что с ними произошло за последнюю ночь, однако переварить такое было просто невозможно. Зато переваривался изюм. На этой ноте герои погрузились в сон. Занавес.
Вспомнить, кто из ребят проснулся первым, уже вряд ли получится. Да и зачем? Однако то, что произошло следом, еще долго будет трудно забыть. Один из тех двух ребят, кто этим утром моментально вырубился, расстегнул спальник, медленно приподнялся, с сонным видом потер глаза, затем оглянулся вокруг. В этот момент мы сидели и смотрели прямо на него. В глазах у паренька явно читался хороший такой испуг. Закончив 5-секундное изучение местности, он с абсолютно серьезным видом, чуть дрожащим и недоумевающим голосом выдал следующее: «Бл#ть, где это я?!…». Смех разразился такой, что его вполне могли слышать космонавты, готовящиеся к запуску! Смех — смехом, а эта ситуация наглядно иллюстрирует то, насколько сильно мы устали, что парень даже не помнит, как дошел до ночлега.
Окончательно проснувшись, мы начали готовить еду. Ужин был отвратительно прекрасен: макароны с тушенкой. Такое действительно классно есть в походах, но абсолютно невозможно — в повседневной бытовухе. Впрочем, выбирать не приходилось. Пока варились макароны, мы фотографировали пейзажи и изучали окружающую обстановку. Она была слишком живая. Машины по проспекту Королёва гоняли туда — обратно, и что самое веселое: заворачивали в сторону наших цехов, туда, куда лежал наш дальнейший путь. Было очень интересно наблюдать за передвижением автомобилей с заброшенной квартиры, где тебя никто не увидит.
Очередная легковушка проехала по проспекту и повернула… В нашу сторону. Какое то время она ехала ровно на нас. Переполненные волнением, не отрываясь от видоискателя, мы следили за ее перемещением через телевик. Ну, все. Видать, по нашу душу. Хотя, стоп… Фух! Повернула! Машина держала путь в другую часть заброшенного военного городка, где помимо развалин стояли два рабочих дома.
Кстати, волей случая, мы выбрали локацию для привала настолько идеальную, насколько это вообще было возможно. Два дома-скелета стояли обособлено от всех остальных сооружений космодрома. Несмотря на то, что они напрямую относились к площадке 113, до остальных жилых домов городка от этих двух было порядка 600 метров. А соседнее с нашим привалом здание бережно загораживало наше окно от локаций, с которых мы могли быть замечены сотрудниками космодрома.
Отоспавшись и перекусив, мы сели настраивать рации.
Внутри оказалось достаточно тяжко. Это помещение помогает представить, насколько величественным был космодром во времена, когда все площадки только построили и запустили, когда он был единой научно-исследовательской системой, а не использовался только для единовременных запусков и приема-передачи данных с космических аппаратов. Когда люди жили здесь и не знали другого дома, посвящая всю свою жизнь космонавтике.Пока мы ходили внутри, в 10-ти метрах от нас со стороны жилой части городка буквально заливались лаем собаки. Мы опасались, что на лай собак сбегутся люди, и, как оказалось, совершенно не напрасно. Мы были замечены, в тот момент, когда мы снимали этот комплекс снаружи. На втором этаже рабочего дома, стоящего прямо у нас под боком, пара человек подошла к окну и смотрела на нас. Заметив их, мы юркнули внутрь и двинулись обратно через задний ход. Вряд ли, конечно, они что-то заподозрили, ведь мы были без рюкзаков. Скорее всего приняли за своих. Ну а мало ли чем мы занимаемся. Но все равно лучше было не рисковать, ведь впереди гораздо более грандиозные цели.
Мы вернулись к той части команды, которая предпочла остаться в укрытии, сели впятером на какую то глыбу неподалеку от привала, стали болтать обо всем на свете и есть орехи с изюмом, провожая последние лучи солнца. Скоро и зарево начало скрываться. Мы планировали подождать до 11 вечера, пока появятся звезды, немного пофоткать и тронуться в путь. Сидеть и болтать просто так посреди пустыни было настолько атмосферно, что мы толком и не замечали, как летит время. Внезапно наши разговоры прервал звонкий крик парня, который сидел с краю. «Твою мать! Что за фигня?!». Мы ожидали чего угодно, но точно не того, что он изрек дальше: «Твою мать, ребята, меня только что укусила летучая мышь! Вы понимаете?! Я сижу, никого не трогаю, тут что-то начинает трогать меня сзади. Я думал это рюкзак мешается, решил поправить его, чувствую, что-то мягкое, волосатое, и вдруг оно как укусит меня! Понимаете, да?! Меня укусила сраная летучая мышь!». К слову, эта летучая мышь еще пару раз пролетела мимо нас, что послужило неплохим таким поводом уйти собирать вещи к дальнейшему походу.
Итак, вещи собраны, звезды отсняты, самое время брать рюкзаки и двигаться в путь. До конечной точки нашего маршрута оставалось 3,7 км прямого пути. Ух! Надо признаться, отдохнули мы неплохо. Все пришли в себя после вчерашнего похода и однозначно были готовы преодолеть финишную прямую, тем более — она выглядела мизерной по сравнении с тем расстоянием, которое мы преодолели прошлой ночью. У нашего предстоящего маршрута был один маленький недостаток: совершенно непонятно (ни на карте, ни вживую), какие цеха действуют и охраняются, а через какие можно идти насквозь. Периодически, по мере нашего перемещения в сторону проспекта Королёва, по узким дорогам мимо нас проезжали грузовики и автобусы. Каждый раз мы падали на землю и ждали, пока они проедут мимо. Один грузовик проехал в 5-и метрах от нас. Стремно. Так как все хотели дойти до конечной точки как можно скорее, было принято решение идти напролом, кратчайшим путем, сквозь все цеха и площадки. Как же это было ошибочно!...Мы подобрались к проспекту Королёва, перебежали его в самом темном месте, спустились в окоп, и ползком преодолели еще 20 метров. Далее перед нами возрос периметр из забора с колючей проволокой. Картина была что ни на есть самая нагнетающая: перед нами: рабица, за ней: величественные цеха, за спиной в 20 метрах: самая оживленная дорога космодрома и поворот на площадку 113, на котором часто притормаживали машины, чтобы развернуться. 170 метров вправо: КПП на закрытую площадку. 170 метров влево: тоже. Впереди очень светло, доносится лай собак. Здесь и сейчас, лежа перед дыркой в периметре забора, наша команда разделилась на 2 части: те, кто не хотел отступать от принципа «только вперед», и те, кто видел больше шансов дойти до «Энергии», отступив назад и обойдя живые площадки в стороне. С одной стороны, впереди было достаточно пусто, хоть и светло, однако мы никак не могли оценить риски быть замеченными. Непонятно, и все. Было ясно только то, что в КПП по бокам есть охрана и что идти прямым способом придется значительно меньше, нежели если отступать назад и делать крюк. С другой стороны, если мы будем обходить площадки, неизвестно с чем еще нам предстоит столкнуться. Методом голосования было принято решение отступить. Поспособствовала этому решению 7-я по счету машина, проехавшая в 20-и метрах от нашей канавочной остановки. Удача №4 заключается в том, что абсолютно непонятно, как при всем вышеописанном нас никто не заметил.
Далее началась очень веселая дичь. Вернее, в тот момент, она вовсе не казалась нам веселой. Умирать со смеху с нее мы стали, когда на следующий день шли по этой же дороге обратно. В общем суть в том, что туда мы шли по углублению между железной и обычной дорогами, аргументировав для себя это тем, что так нас не увидят ни с одной из сторон, что было достаточно разумно. Во первых, именно в этом рве почему-то была самая большая концентрация колючек, так что идти уже было весело, но это далеко не главное. По пути нам попадалась масса препятствий, которые нужно было как-то обойти. Например, добрую часть маршрута нас сопровождали 2 трубы теплотрассы по левую руку. Это было даже в плюс, поскольку они загораживали наш конвой от дороги. Но что-то пошло не так, и в определенный момент резкий разворот этих труб направо преградил экипажу дорогу. Естественно, было принято решение их перелезть. Перед трубами была небольшая горка из песка и мусора, которая все норовила сыпануть часть себя в ботинки каждому, кто соберется ее одолеть. В общем, песка начерпали все, но трубы перелезли. И что же мы увидели, проходя утром следующего дня мимо этих же самых труб? Во первых та самая песочная горка была в принципе единственная, и теплотрассу можно было с легкостью перелезть в любом другом месте, не начерпав при этом песка. Можно было бы, если бы в этом БЫЛА НЕОБХОДИМОСТЬ. После поворота, преградившего нам дорогу, теплотрасса продолжается метра 1,5 — 2 максимум, после чего уходит под землю. Суть в том, что из всех возможных вариантов маршрута мы выбирали самый стремный, сложный и отвратительный...После того, как мы перелезли теплотрассу и вышли на дорогу, вместо того, чтобы уйти обратно в степь, все продолжили идти по асфальту. Это решение не нужно было согласовывать. Все мысленно сошлись во мнениях, что рельеф на этой части маршрута был просто ужасен, а машин давно не проезжало, так что можно и попробовать. Пока команда шла по дороге, за машинами следил только замыкающий, оборачиваясь раз в минуту назад. Все было абсолютно тихо и спокойно. Едва мы только успели расслабиться, и почти перестали оборачиваться, как сзади появился свет фар. Замыкающий был единственным, кто заметил его, в то время как машина уже была в 500 метрах от нас. Ребята пулей слетели с дороги и подобно белкам — летягам, раскинув руки и ноги, приземлились прямо на огромную колючку.
Оставшаяся до поворота к цеху часть пути лежала через очень и очень освещенную дорогу. Прожектор был настолько ярким, что пробивал на несколько километров в степь, поэтому уходить вглубь степи было бессмысленно. Оставался лишь один вариант: доковылять до «слепой» зоны прожектора «гуськом». Подобно стаду гусят, увязавшейся за своей гусихой, пятеро вымотавшихся путешественников с огромными рюкзаками шли на корточках по степи, стараясь ловить на себя минимум света. Если бы кто-то увидел эту замечательную картину со стороны степи, почти точно бы принял ее за мираж.
Космодром Байконур, площадка 112А (СДИ для РН Энергия-М). Пройденное расстояние: 32 км. Время в пути: 10 часов.
Вот он: величественный и могучий стенд динамических испытаний для ракеты носителя Энергия-М. Такие звезды, как сейчас, мы не видели почти никогда. Все скинули рюкзаки и начали фотографировать. Вдоволь налюбовавшись небом, 4-ро решили двигаться в сам цех, в то время как 5-й остался снимать треки звезд. Мы договорились держать с ним связь по рациям.
Сам цех находился чуть выше, чем железная дорога, с котой мы его снимали. Поднявшись на холм, ребята замерли. Вряд ли получится передать словами чувство, когда ты стоишь в степи, а перед тобой возвышается единственное здание, высотой с 15-и этажный дом. Даже в самый тихий штиль здесь никогда не бывает спокойно. Чем ближе ты подходишь к цеху, тем сильнее бьет в уши ветер, обтекающий здание. Где-то сверху то и дело раздаются звуки разрушающихся металлоконструкций. Почти такие же, как и в заброшенном городке, только в десятки раз громче. Основные ворота этого цеха отодвигаются во всю его высоту. Для них даже есть специальные рельсы. Скорее всего ворота приводились в движение при помощи локомотива. Мы обогнули почти весь цех — и нигде не было прохода внутрь. Все двери были либо очень хорошо заварены, либо закрыты изнутри. Видимо, после посещения предшественников. Тем временем на связь вышел пятый член нашего веселого экипажа. «Приём, как у вас там?» — произнес он — «Пока никак, пытаемся найти вход внутрь». — «Ребята, ау?» — «Да, да, слышим тебя». — «Ребята?…». Кажется, что то не так с рацией. Мы отвечали на каждую передачу, но судя по всему, на том конце нас не было слышно. Спустя 5 минут разговоров в одну сторону, парень передал, что движется в нашу сторону: «Не знаю, почему я вас не слышу. Если что, я иду к вам!». Пока он добирался до нас, мы вышли с ним на связь с третьей рации, которая валялась в рюкзаке, а один из нас нашел способ пробраться внутрь цеха. И вот, через 5 минут, мы уже все в сборе и идем по лестнице внутри цеха вверх. Это был как раз один из немногих случаев, когда вместо того, чтобы залезать в цех с крыши, ты залезаешь с цеха на крышу. В общем, поднимаемся мы на третий этаж, и наблюдаем в окно следующую картину: прямо у того места, где мы буквально недавно перелезали паттерны, стоит полицейская машина, а из окна во все стороны светят тактическим фонарем, явно выискивая что-то. Еще раз: машина стоит именно в том месте, где мы перелезали. Ну, приехали — подумали мы. Пятеро замерли на лестничном пролете, затаив дыхание и уставившись в сторону машины. Луч фонаря дважны промелькнул по цеху. Не знаю, было ли нас видно снизу, но на всякий случай мы присели на корточки. Что будем делать?… — Идем дальше.
Мы проснулись значительно позже, чем рассвело. Нас не сломил даже адский холод, от которого не спасало ничего, в том числе комбинация «свитер-спальник». Больше всего страдали ноги, поэтому в середине ночи было найдено инженерное решение: закутать их в кофту и вернуть обратно в спальник. Пожалуй, этот был единственный минус отсутствия палаток. И, надо признать, достаточно весомый минус. Нас спасало только то, что внутри цеха не было ветра. Сложно представить, каково было бы спать где-то в степи…
Ракета. Стоит. На площадке. — Вот три самых главных слова сегодняшнего утра. Да, конечно, мы видели ее еще вчера, с заброшенного военного городка, но там ракету загораживали какие-то здания. Здесь же она предстала перед нами в полной красе и великолепии. Какая же она гигантская — дивились мы.
Все время, что оставалось до запуска Союза, мы гуляли по этажам цеха и фотографировали. Кто-то загорал на крыше, кто-то готовил завтрак. Мы держали связь по рациям до тех пор, пока какая то женщина не вышла с нами на одну частоту. Такой внезапный поворот заставил переосмыслить безопасность открытого обсуждения наших планов в частотом эфире. Мы встретились с ребятами, придумали кодовое слово для смены частоты и договорились не обсуждать наше местоположение по рациям. Как оказалось позже, первоначально мы общались всего в одном (!!) канале от частоты, на которой общается полиция Байконура...
В 13:12 все словно вцепились в камеры и нервно ждали старта, ракета начала взлетать ровно в 13:13 и не секундой позже, громкий гул двигателей в буквальном смысле слова разрезал воздух, от работы реактивных двигателей исходила сильная вибрация, настолько сильная, что здание, с которого мы смотрели пуск, как будто тряслось. Колебания воздуха от вибрации ощущались всем телом, и это было действительно нечто невероятное! Уже через минуту ракета оказалась на отметке в 10 километров. В это невозможно поверить...Все. улетела... Не успели мы досчитать до 12, как ракета превратилась в маленькую точку в небе, а после и вовсе исчезла...
После запуска чистое небо моментально затянуло облаками и уже через 6 часов пошёл сильнейший ливень. Существует мнение, что погода портится после пуска, но на самом деле запуски ракет никак не влияют на погоду, скорее наоборот: погода влияет на время запуска. То есть в расчетном времени старта помимо положения МКС учитываются еще и погодные условия.
Как только ракета скрылась из виду, люди на всей территории космодрома начали неспешно перемещаться кто-куда. По проспекту Королева уезжали машины, а инженеры-наладчики неспешно тронулись в сторону гостиницы. Примерно такую картину мы наблюдали сидя на крыше единственного 20-и этажного цеха. На этом первая часть сей увлекательной истории подошла к концу,
D итоге, все закончилось хорошо, хотя могло бы — совсем иначе.

По материалам настоящего лентача и unexploredworld.ru