Новые российские антисанкции только на благо страны и общества - Госдума

Найдено на просторах уже запрещенного в России, также на благо и только на благо, Телеграма, прямо перед его самым запретом.

Я родился, чтобы тут же умереть.

"У мамы была молочница, и мы оба лежали в родовом отделении Подольской больницы с адской температурой за 40. Нужны были таблетки, которых тогда – в 1975-м – не было. Какие-то, наверное, всего лишь простые антибиотики непенициллинового типа. Родительские друзья, знакомые, сослуживцы бегали тогда по всем аптекам Москвы в поисках этих лекарств, но все было зря. И вот в тот момент, когда шансов почти не оставалось, бабушке, которая работала директором пионерлагеря Внешторга, кто-то выдал талон. И мы с мамой выжили. Сегодня Володин, Зюганов, Жириновский, Миронов, Неверов и Мельников отбирают этот талон у всей страны. Нормальных и по-настоящему хороших препаратов лишатся все. Но у кого-то отберут виагру, а вот у онкологических больных, у диабетиков, у людей, живущих с ВИЧ и гепатитами готовятся отобрать не стояк, а жизнь. Я посмотрел линейку наших – вичевых – лекарств. Итак. У нас отнимут эвиплеру – единственный комбинированный препарат 3 в 1-м, внесенный в список жизненно-важных средств. Она канадская или ирландская, а компания ее разработавшая самая вражеская – американская. Отнимут труваду, главный в мире препарат доконтактной профилактики. Исчезнет эдюрант, важнейший компонент нетоксичных схем. Пропадет маравирок, редкий ингибитор слияния. В тартарары полетит ралтегравир, основной препарат, одобренный в детских схемах. Запретят совальди – главный хит в лечении гепатита С. Ну и не станут даже регистрировать новые американские разработки, на которые штатовских и европейских ВИЧ-позитивных людей перевели еще в позапрошлом году - генвойю, дескави и одефси. Все это вероятней всего заменят так называемыми "аналогами". По закону "аналог" – это не аналогичный препарат, а препарат схожего действия. Ну снижает вирусную нагрузку, и – отлично. Никого не будут волновать побочки, прорастающие в почках камни, ломающиеся кости, гниющая печень и отказывающее сердце. Наш ответ Чемберлену важнее. Чемберлен меж тем срать на нас хотел, ибо объем российского рынка этих лекарств минимален. Сравним, наверно с польским. И уж точно меньше танзанийского. Компании посмотрят на все на это, покрутят пальцем у виска и уйдут из России. И в результате вместе со сложными лекарствами исчезнут и простые. Элементарные антигистаминные и антибиотики. И я очень надеюсь, что когда кто-нибудь из авторов законопроекта или его родных будет помирать, а на Запад их лечиться конечно же уже не пустят. Тогда кому-нибудь из его внешторговских друзей все же посчастливится найти заветный талон."

Однако не все так плохо, некоторые уверены в завтрашнем дне ! Нужно сохранять оптимизм и "сплотиться, затянув пояса и еще чего-то там"